Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 марта 2011 г. по делу N 33-6923

 

Судья: Макарова Н.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

Председательствующего Никитина Е.А.

судей Лашкова А.Н., Кнышевой Т.В.,

при секретаре Х.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Никитина Е.А.

дело по кассационной жалобе Ф.

на решение Тверского районного суда г. Москвы от 26 августа 2010 года, которым постановлено:

Отказать Ф. в удовлетворении исковых требований к КБ "ЮНИАСТРУМ БАНК" (ООО) о признании недействительными договоров присоединения к общим фондам банковского управления КБ "ЮНИАСТРУМ БАНК" (ООО),

 

установила:

 

Ф. обратился в суд с иском к КБ "ЮНИАСТРУМ БАНК" (ООО) о признании недействительными договоров доверительного управления денежными средствами, вложенными истцом в 11 общих фондов банковского управления, в связи с нарушением ответчиком Закона РФ "О рекламе".

Требования мотивированы тем, что указанные договоры были заключены под влиянием заблуждения, сформировавшегося под влиянием рекламы ответчика и разъяснений его инвестиционного консультанта. Также истец ссылался на Решение Федеральной антимонопольной службы по Республике Татарстан от 02 июня 2009 года N ЕК-08/***, согласно которому реклама, размещенная в двух брошюрах по ОФБУ ответчика, признана ненадлежащей.

Истец полагал, что его денежные средства будут инвестированы исключительно в акции зарубежных компаний, однако, на его средства приобретались ценные бумаги российских эмитентов. В рекламе фондов отсутствовала часть существенной информации, что в конечном итоге в условиях сложившейся в конце 2008 года нестабильной финансово-экономической ситуации привело к утрате большей части произведенных им инвестиций.

Истец в судебное заседание явился, исковые требования поддержал в полном объеме по основаниям, изложенным в исковом заявлении.

Представитель ответчика с заявленными требованиями не согласился, просил в удовлетворении иска отказать.

Суд постановил вышеуказанное решение, об отмене которого просит Ф. по доводам кассационной жалобы.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, заслушав объяснения истца Ф., обсудив доводы кассационной жалобы, нашла решение суда первой инстанции по настоящему делу подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд первой инстанции правильно установил изложенные выше обстоятельства дела и дал им надлежащую юридическую оценку.

Как усматривается из материалов дела, с 12 августа 2006 года истец инвестирует свои денежные средства в различные ОФБУ КБ "ЮНИАСТРУМ БАНК" (ООО), заключив с ответчиком договоры присоединения (договоры доверительного управления) к 11 фондам, что подтверждается копиями Сертификатов долевого участия и не оспаривается представителем ответчика. Договор присоединения к ОФБУ "Премьер фонд акций Аргентины" прекращен истцом 26.10.2007 года в одностороннем порядке на основании п. 2.2 и 3.1.2 Общих условий ОФБУ.

Оспариваемые договоры заключены Ф. путем акцепта оферты ответчика (Общих условий ОФБУ) и перевода денежных средств в соответствующие фонды. Заключенные между сторонами договоры долевого участия в ОФБУ (договоры доверительного управления) имеют стандартную форму - Общие условия создания и доверительного управления имуществом ОФБУ.

Суд обоснованно исходил из того, что между истцом и ответчиком сложились отношения, подпадающие под правовое регулирование гл. 53 ГК РФ - доверительное управление имуществом, при этом заключенные между сторонами договоры носят характер договоров присоединения.

Проанализировав заключенные сторонами договоры, суд правильно пришел к выводу о том, что Ф. добровольно присоединился к Общим условиям фондов, заявив о передаче имущества в доверительное управление на условиях, указанных в Общих условиях фондов. При этом Общие условия полностью разъяснены заявителю и имеют для него обязательную силу. Общие условия и прилагаемые к ним Инвестиционные декларации зарегистрированы в Центральном банке РФ, опубликованы ответчиком и постоянно находятся в общем доступе в сети Интернет на сайте www.***ierfunds.ru. о чем истцу было хорошо известно.

В силу ст. 1012 ГК РФ, по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя, п. 1). Осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя. Законом или договором могут быть предусмотрены ограничения в отношении отдельных действий по доверительному управлению имуществом (п. 2).

В соответствии с п. 2 ст. 1 ГК РФ граждане приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых, не противоречащих законодательству условий договора.

Согласно п. 1 ст. 9 ГК РФ граждане по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается (п. 3 ст. 10 ГК РФ).

Всесторонне оценив представленные сторонами доказательства, суд по мотивам, подробно изложенным в решении, пришел к обоснованному выводу о том, что истец при подаче заявок на присоединение к ОФБУ, передаче значительной суммы денежных средств в доверительное управление ответчику, должен был действовать добросовестно и разумно, уяснить для себя смысл и значение совершаемых юридически значимых действий, сопоставить их со своими действительными намерениями, оценить их соответствие реально формируемым обязательствам. Не сделав этого, Ф. по своему усмотрению принял на себя риск наступления негативных материальных последствий, связанных с особенностями инвестирования на рынке ценных бумаг. Каких-либо препятствий для истца к тому, чтобы при заключении оспариваемых договоров присоединения, выяснить их характер и действительную правовую природу, реальное содержание инвестиционного портфеля, установлено не было, а истцом не представлено доказательств, свидетельствующих о ничтожности оспариваемого договора.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции и отклоняет доводы кассационной жалобы, поскольку заблуждение, на которое ссылается истец, фактически сводится к заблуждению относительно некоторых качеств предмета сделки (конкретного состава инвестиционного портфеля). Однако такое заблуждение не может быть признано существенным по смыслу ст. 178 ГК РФ, так как не оказывает влияния на возможность фактической реализации договора доверительного управления в соответствии с целями, которые преследовались сторонами при заключении сделки. А факт указания в наименовании фондов на ту или иную страну не влечет за собой невозможности уяснения учредителями управления реальной направленности инвестиций, всего их возможного спектра.

Таким образом, нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, в том числе тех, на которые имеются ссылки в кассационной жалобе, судом не допущено.

С учетом изложенного судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Тверского районного суда г. Москвы от 26 августа 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь